Юридическая компания "Гаврюшкин и партнеры"

Южноуралец пожаловался на «бесследное исчезновение» недвижимости его психически больного отца

Суд, занимающийся этим вопросом, отказывает в проведении психиатрической экспертизы, которая доказала бы недееспособность мужчины.

Житель Миасса обратился в прокуратуру, к начальнику управления соцзащиты и к главе города с просьбой разобраться в ситуации: почему суд отказал в ходатайстве о проведении судебной психиатрической экспертизы его отца, страдающего психическим расстройством, почему сотрудник соцзащиты нарушил свои должностные обязанности, и куда бесследно исчезает отцовская недвижимость – дом с земельным участком и нескольких квартир.

«Мой отец страдает психическим расстройством, что подтверждается выписками из психоневрологического диспансера, где он состоит на учете с 2008 года. Я просил суд провести психиатрическую экспертизу и установить степень психического расстройства моего отца. Сделать это необходимо как можно скорее, пока возникшие из ниоткуда друзья и родственники не распродали всё его имущество», — рассказал Артем С.

Дело в том, что 50-летний житель Миасса является постоянным пациентом Областного психоневрологического диспансера. Помимо хронического алкоголизма и слабоумия он не ориентируется во времени и пространстве: считает, что находится в Германии на службе, что сейчас декабрь 2008 года. При этом мужчина обладает приличным объемом недвижимости в Миассе: дом с земельным участком 720 кв.м, доставшимся ему от матери и три квартиры, которые получил от умерших родственников и покойной супруги. Однако его имущество очень быстро и бесследно растворяется.

Как указывает в заявлении его сын, первую квартиру, доставшуюся от матери, мужчина продал, находясь в пьяном угаре, под давлением своих друзей и за цену ниже рыночной. Затем умирает его супруга и по наследству к нему переходит ее квартира. С этого момента развивается настоящая борьба за недвижимость со стороны друзей мужчины и его двоюродных сестер.

«В ходе рассмотрения судом моего заявления об ограничении отца в дееспособности были переоформлены на представителя моего отца дом и земельный участок. При этом, как заявила в судебном заседании от 29 октября сама родственница, имущество она получила по договору дарения, то есть совершенно безвозмездно, не предоставив моему отцу каких-либо денежных средств за жилье. Что касается одной из квартир, она вообще была продана некому третьему лицу, то в отношении ее мой отец в судебном заседании даже не смог пояснить, по какому договору он ее лишился, не смог пояснить, получал ли он деньги, от кого и сколько».

Так, задачей жителя Миасса и его адвоката стало назначение психиатрической экспертизы, которая могла бы определить, что отец недееспособен. Это означает, что без согласия органов опеки, нельзя распорядиться имуществом данного лица.

Тем не менее, суд отказал как в назначении экспертизы, так и в признании мужчины ограниченно дееспособным по странным причинам.

«Удивительный факт: суд в своем решении ссылается на непредставление заявителем достаточных доказательств того, что мужчина страдает психическим расстройством, при этом сам же отказывает в назначении судебной экспертизы, которая и должна была служить достаточным доказательством», — комментирует ведущий юрисконсульт юридической компании «Гаврюшкин и Партнеры» Ануш Арутюнян.

В соцзащите уже рассмотрели обращение и приняли решение всячески содействовать в назначении психиатрической экспертизы и определении степени дееспособности мужчины.

 

Возврат к списку