Юридическая компания "Гаврюшкин и партнеры"

Челябинец через суд пытается оформить опеку над больным отцом, имущество которого уплывает в чужие руки

Житель Челябинска пытается сохранить имущество больного отца. Но пока он судится и бегает по инстанциям, чтобы взять опеку над родственником, недвижимость постепенно растворяется.

«Мой отец, Евгений З., страдает психическим расстройством, что подтверждается выписками из психоневрологического диспансера, где он состоит на учете с 2008 года, - рассказывает челябинец Артем С. – Я просил суд провести экспертизу и установить степень психического расстройства моего отца. Сделать это необходимо как можно скорее, пока возникшие из ниоткуда друзья и родственники не распродали все его имущество».

На днях Артем С. обжаловал решение Миасского городского суда, который ранее отклонил его ходатайство о проведении судебно-психиатрической экспертизы отца. Заявления с просьбой разобраться в ситуации также направлены в прокуратуру и управление соцзащиты населения Миасса.

По заключению врачей, 50-летний  Евгений З., нигде не работающий, постоянный клиент областного психоневрологического диспансера (с начала 2017 года), страдает целым рядом серьезных заболеваний, основное из которых - деменция смешанного генеза. Пациент жалуется на плохую память, забывчивость, тугоухость, не ориентируется во времени и пространстве, несколько раз проходил лечение от алкоголизма. Медики констатировали у мужчины малопродуктивность контакта и замедленное мышление, рекомендовали наблюдение участкового нарколога и психиатра.

Между тем Евгений З. оказался владельцем нескольких объектов недвижимости в Миассе: дома с земельным участком 720 кв. м, доставшегося ему от матери, и трех квартир, полученных после смерти родственников и супруги. Состоянием больного пытаются воспользоваться в корыстных интересах люди из его окружения. Этому пытается помешать сын, но встречает препятствия со стороны судебной системы и властных структур.

По словам Артема С., унаследованную от матери квартиру отец продал еще в июне 2017 года, находясь в пьяном угаре, под давлением своих друзей и по цене ниже рыночной. На вырученные деньги Евгений З. с супругой (брак с Нелли К. был зарегистрирован в январе 2017 года) вели разгульный образ жизни, и через месяц в состоянии запоя мужчина поступил в ГБУЗ «Областной психоневрологический диспансер» на стационарное лечение.

После выписки ситуация не изменилась. В январе 2018 года супруга Евгения З. умерла, а сам он снова попал в психдиспансер, откуда вышел в сопровождении сына. Квартира жены досталась Евгению З., но на нее активно претендуют двоюродные сестры мужчины – Эльмира М. и Елена М. Сам вдовец «забыл» о родном сыне, которому никогда и ничем не помогал (Артема растила мать), а «друзья» и сестры и вовсе говорят, что сомневаются в их родстве.

На фоне этих событий Артем С. обратился в Миасский городской суд с ходатайством о проведении судебно-психиатрической экспертизы в отношении его отца Евгения З. и признании его ограниченно дееспособным (дело №2-2067/2018, судья Захаров А.В.). Однако суд в октябре 2018 года отклонил это ходатайство.

«В ходе рассмотрения судом моего заявления об ограничении отца в дееспособности, - говорит Артем С., - были переоформлены на представителя моего отца Эльмиру М. (двоюродная сестра Евгения З.) дом и земельный участок. При этом, как заявила в судебном заседании от 29 октября сама М., имущество она получила по договору дарения, то есть совершенно безвозмездно, не предоставив моему отцу каких-либо денежных средств за жилье».

В суде возник вопрос и о квартире, которая была унаследована Евгением З. от брата. Как оказалось, она была продана некому третьему лицу, но мужчина даже не смог вспомнить, по какому договору он ее лишился и получил ли за нее деньги.

«Права на квартиру, доставшуюся З. от покойной супруги, его «добродетели» переоформить на иное лицо еще не успели, - поясняет представитель Артема С., ведущий юристконсульт юридической компании «Гаврюшкин и Партнеры» Ануш Арутюнян. – Но у нас имеются веские основания полагать, что это произойдет в ближайшем будущем».

На судебном процессе, который состоялся 29 октября в Миасском горсуде и где были представлены многочисленные выписки из психоневрологического диспансера о том, что Евгений З. страдает психическими и поведенческими расстройствами ввиду постоянного приема алкоголя, представитель истца заявил ходатайство о назначения судебно-психиатрической экспертизы для того, чтобы определить, способен ли больной отвечать за свои поступки и оценивать последствия совершенных им действий. Результат данной экспертизы должен был лечь в основу судебного решения об ограничении дееспособности Евгения З.

«Нашей задачей было обезопасить больного от корыстных интересов к его имуществу со стороны третьих лиц, - комментирует ситуацию Ануш Арутюнян. – Ограничение в дееспособности означает, что без согласия органов опеки нельзя распорядиться имуществом данного лица. Удивило то, что орган опеки и попечительства, основной задачей которого является защита прав и законных интересов граждан, нуждающихся в защите, безо всяких мотивов возражал против проведения экспертизы, только лишь по результатам которой можно было установить степень психического расстройства З. При этом само наличие психического расстройства уже было установлено выписными эпикризами областного психоневрологического диспансера, оставалось лишь выяснить его степень».

В итоге суд, заручившись поддержкой представителя управления соцзащиты населения и Эльмиры М. (представителя Евгения З.), отказал как в назначении экспертизы, так и в признании мужчины, уже лишившегося практически всего имущества, ограниченно дееспособным.

При этом суд объяснил свой отказ тем, что заявителем не представлено доказательств, свидетельствующих о наличии у Евгения З. каких-либо психических расстройств или иного заболевания, в силу которых он в настоящее время не может понимать значение своих действий и руководить ими.

«Мы считаем, что суд необоснованно отказал в назначении судебной психиатрической экспертизы, - говорит Ануш Арутюнян. – Во-первых, у Злобина действительно имеются психические расстройства, и он нуждается в уходе, что подтверждается амбулаторной картой больного. Во-вторых, необходимо выяснить лишь степень тяжести и глубины имеющихся психических расстройств, что требует специальных познаний и возможно лишь при назначении экспертизы. Суд первой инстанции же делает вывод, что Артем С. не представил достаточных доказательств, свидетельствующих о наличии у его отца каких-либо психических заболеваний. Извините, но каким еще доказательством, если не заключением эксперта истец должен был доказать степень и глубину психических расстройств у своего отца?»

Как считают юристы, своим решением суд в большей степени нарушил права Евгения З. Ведь требования заявителя Артема С. не сводились к получению им какой-либо материальной либо нематериальной выгоды (например, взыскание денежных средств, получение каких-то преимуществ), а лишь к юридическому оформлению документов в отношении его отца для установления над ним опеки или попечительства.

По словам Ануш Арутюнян, в настоящее время направлено обращение в прокуратуру Миасса с просьбой рассмотреть вопрос о привлечении сотрудника управления соцзащиты населения к ответственности за ненадлежащее исполнение им своих должностных обязанностей. Того же сторона истца требует от начальника управления соцзащиты, а также настаивает на том, чтобы ведомство обжаловало решение Миасского горсуда от 29 октября 2018 года.

Кроме того, депутат Собрания депутатов Миасского городского округа Сергей Гаврюшкин обратился к главе города Григорию Тонких с просьбой разобраться в этой ситуации и провести проверку по заявленным фактам.

В ходе подготовки публикации стало известно, что начальником управления соцзащиты Миасского городского округа Еленой Липовой рассмотрено обращение Артема С. Принято решение всячески содействовать в назначении судебно-психиатрической экспертизы Евгения З. и определении степени его дееспособности.

 

Возврат к списку